Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:26 

Фанфик: Весной из Англии прочь, 3/?

Cavilla
Название: Весной из Англии прочь.
Автор: Cavilla (Lastre)
Фандом: Marvel.
Категория: гет
Рейтинг и предупреждения: PG-13 за мат, R в будущих главах за грешноватость.
Персонажи: Дарси Льюис, Локи, Джейн Фостер, Тор, немного Мстителей по ходу развития событий.
Пейринг: Дарси/Локи.
Дисклаймер: права принадлежат тем, за кем они законодательно закреплены, если не оговорено иное.
От автора: Простите, но в смысле этого пейринга я упрт. А потом я узнала, что Дарси - экономист прежде чем астрофизик, и меня вынесло.
Синопсис: AU относительно финала "Тора-2", Локи жив, но пока не посягает на трон, а скрывается в Мидгарде. Где совершенно случайно спасает Дарси Льюис от монстра из финала фильма. И так же случайно замечает, что происходит что-то не то, даже на его взгляд. Теперь им предстоит выяснить, что же с ней творится, не угрожает ли это миру (и как не убить одну конкретно взятую аспирантку в процессе светской беседы).

— …И занялся выращиванием кабачков. И сразу же произошло убийство, и я послал кабачки к черту. Я хорошо знаю, что вы на это скажете: я как примадонна, которая дает прощальный спектакль. Дает неопределенное количество раз.
месье Эркюль Пуаро Агаты Кристи.





Дарси Льюис, двадцати четырех лет, брюнетка, с в/п и в/о, решила, что сейчас умрет. Вообще, ей подумалось, что тут есть даже какая-то романтика – погибнуть во цвете лет в схватке с инопланетным монстром.

На самом деле, романтики тут не было. Был страх. Страха было столько, что казалось, он смешался с воздухом, густой, словно кисель, замедляющий и так не слишком расторопные движения.

Дарси посмотрела вниз, на маячивший где-то далеко асфальт, потом снова перевела взгляд на монстра. Чудище было огромным, с вагон метро, грязно-серым, мощный хвост ходил из стороны в сторону, снося стоящие на крыше антенны. Оно скалилось двойным рядом зубов, с которых капала слюна, и уж больно недвусмысленно оседало на задние лапы, готовясь к прыжку. Тогда-то Дарси и решила – если уж умирать, то самостоятельно и быстро – раз, и уже можно расслабленно полежать на асфальте внизу, а не мучительно и ужасно, в чужих клыках и когтях.

Дарси подошла к самому краю зданию, крепко-накрепко зажмурилась и представила себе голого Тора. В обычной ситуации представлять было стыдно перед Джейн, но напоследок можно было себя порадовать.

Дарси перенесла вес тела на левую ногу, правую отведя назад, за край крыши.

Вздохнула.

И отклонилась назад, падая.

В тот же момент чьи-то руки сильно (и весьма болезненно) ухватили её под локти и втянули назад. Не удержав равновесия, Дарси рухнула и от неожиданности открыла глаза, в которые тут же полезли чьи-то волосы.

- Здрасьте, - сказал Льюис в самую их гущу. Судя по стону, получилось попасть прямо в ухо.

Снизу жалобно просипели:

- Вы меня придавили.

- Подумаешь, ну полежала я немного на вас, вам бы радоваться, - но всё же милостиво откатилась в строну – вставать сил не было.

Мужчина (а это, если Дарси верно разобрала, был мужчина) прохрипел в ответ что-то нечленораздельное. Бережно коснулся своей грудной клетки руками – вроде цела, и перевернулся на бок. Потом привстал на локте и оценивающе, с недоверием, словно на упавшую, но всё ещё целую бутылку вина, посмотрел на Дарси.

- Что вы делали?

Льюис всерьез задумалась надо ответом.

- Минимизировала ущерб.

- Прыгая с крыши?

- Я же не сказала, что полностью его исключила.

Мужчина нахмурился – у него и так нещадно болела голова, так ещё и девчонка приложила его лбом по носу, когда навалилась сверху. Ребра ныли, а правая рука, похоже, была сломана. Выспрашивать что-либо у кого-либо в таком состоянии не хотелось – хотелось любви, тепла, ласки и запрещенного алкоголя. И что бы никто не визжал под ухом:

- Эй, а что тут случилось?!

Дарси тем временем перевела взгляд со спасшего её незнакомца на монстра, который подозрительно терпеливо ждал, когда они наговорятся. Чудище исчезло. На бетонной поверхности крыши остались глубокие, расходящиеся паутиной трещин вмятины от его лап, в дальнем углу валялась куча искореженного металлолома, в которой угадывались силуэты антенн и спутниковых тарелок, а выход с лестницы зиял огромной дырой.

Но монстра не было.

- Что случилось? – совсем тихо, под самый нос повторила Дарси, оглядываясь по сторонам. – Куда он делся?

Мужчина на полу зашевелился, медленно поднимаясь. Льюис удивленно посмотрела на него.

- Эй, вы видели? Что произошло? Как вы вообще здесь оказались? – она подозрительно сощурилась – происходило что-то странное. Даже для заданных условий, со скандинавскими богами и лже-трицератопсами в предпосылках модели.

- Я был на крыше. Антенну чинил, - обворожительно улыбнулся незнакомец. Улыбка у него была легкая, возникающая неуловимо и сама собой, теплая, медленно расцветающая у губ и отражающаяся в глазах.

Но Дарси было страшно и странно, и на улыбки ей было начхать:

- Не-а, не было тут никого.

- Я был вон в том углу, сидел на корточках, пока работал, вы могли не заметить, - он пожал плечами и тут же поморщился от боли.

Льюис скрестила руки на груди и сделала шаг в его сторону.

- Нет.

- Ну хорошо, и что же я тогда тут делаю?

- Вы мне скажите.

- Я сказал, вам не понравилось.

Дарси застонала, запрокидывая голову назад.

- Ладно, проехали. Лучше скажите, что случилось с монстром.

- Каким монстром? - невинно поморгал светлыми ресницами мужчина.

- Этим. Тем, который здесь был минуту назад, - ещё немного и Дарси зарычит.

- Вы о чем вообще? Вы что, пили? – с грустным участием спросил мужчина.

- Да это вы обдолбаны в хлам. По сторонам посмотрите, - девушка повернулась, уже выпростав руку, чтобы обвести разрушения, но их не было. Крыша была цела – и пол, и антенны, и даже чемоданчик с инструментами у одной из них. – Что происходит?!

- Девушка, чтобы вы ни употребляли, не привыкайте к этому*.

Дарси устало потерла лоб – голова раскалывалась, да еще и в ноге почему-то саднило. Она снова посмотрела на незнакомца – он встревожено глядел на неё, хмуря темные брови и поджав губы. Льюис захотелось плакать.

- Извините, что навязываюсь, но в местной больнице отличный кризисный центр.

- Зачем мне кризисный центр?

- Ну, не обижайтесь, но я вас поймал – буквально – в полёте с крыши. Нет ничего постыдного в депрессии, - мужчина подошел и ласково потрепал Дарси по плечу. – Всем иногда нужна помощь.

- Я не… - Льюис почувствовала, как слезы подступают все ближе. Она опустила глаза, зацепившись взглядом за длинную кровавую полосу на лучевой стороне предплечья. – Что с вами?

- Проехался по бетону, когда упал. Это ничего, - мужчина снова улыбнулся, Дарси от его улыбки стало на секунду даже не то чтобы хорошо – нормально. Будто бы происходящие имело смысл.

- Я пойду, - девушка отстранилась, сделал пару шагов вперед спиной, всё ещё не отрывая взгляда от незнакомца – он смотрел в ответ просто и ясно. Наконец, она развернулась и пошла к выходу с крыши, потом к лестнице и вниз – сначала медленно, затем быстрее, а в конце неслась по ступенькам со всех сил.

Когда Дарси прибежала домой и захлопнула дверь, её догнали рыдания – глухие, глубоко засевшие в груди, слезы облегчения, и радости, и непонимания.

Мужчина на крыше устало пошевелил здоровой рукой – иллюзия спала, моргнув зеленым – и в недоумении посмотрел на огромного серого зверя, явно не из Мидгарда, кулем лежащего у самого края крыши. Зверь уже не дышал, на его боках постепенно чернели тлеющие руны. Знакомые, и в то же время не очень, словно мелодия, которую никак не удается уловить.

Всё это было странно, решил мужчина. И совсем не вписывалось в расписание его вынужденных каникул.


***

На следующее утро Дарси проснулась рано – всё тело ныло так, будто молочной кислотой из мышц можно было расплавить костюм мистера Старка, а в правой ноге противно кололо. Девушка осторожно села в кровати, наметанным жестом подхватывая очки со стопки книг у изголовья.

В ноге закололо совсем уж недвусмысленно. Дарси откинула одеяло (пододеяльник в розовый цветочек, специально на случай моральных страданий) и тупо уставилась на татуировку на лодыжке.

- А ведь даже в Вегас не ездила, - подумала вслух, с горем пополам сгибаясь в ноющей спине и приглядываясь получше.

Зря, строго говоря. Вблизи было хуже – орнамент, витиеватый и раздражающе скандинавский, был не вбит, даже не выжжен, он просто был на коже. Ровные, свободно и легко загибающиеся дуги рун сплетались, словно змеи, путались и будто кусали друг друга и сами себя. Руны были слишком мягкими для футарка, слишком непохожими на всё, что знала Дарси.

И они, мать их, шевелились. Словно мед, медленно и вязко, они ползли из одной фигуры в другую.

- Дарси?! – Джейн, заспанная, в милой ночнушке и во внезапно одном носке Тора, хлопнула дверью о косяк.

Льюис резко повернула голову, едва не подскочив на кровати от неожиданности. Фостер смотрела на неё с испугом:

- Ты чего кричишь?

Дарси перевела взгляд вниз и увидела, что её руки подняты. И только потом почувствовала, как потные ладони зажимают рот, их которого уже снова рвался крик.

* цитата из "Сенсации" Вуди Аллена.



Дарси Льюис, по своему собственному выражению, была многоуровневым человеком. Ей это представлялось как здание со множеством этажей, на каждом из которых она могла выйти. Сейчас примерно на девяноста процентах из них царили ужас, тьма и разрушения. Но около десяти восхищались готическим – в прямом архитектурном смысле – видом Лондонского университета. И Дарси решила выйти именно там.

Университеты ей нравились – и как идея, и как реальное явление. Хотя, по большому-то счёту, именно высшее образование привело в ту плачевную точку пространства-времени, где она пугала своих соседей истошными воплями. И где один из соседей был скандинавским богом, кстати, тоже. Но это уже из области тех пустынных, моргающих неисправным освещением и пугающе манящих этажей, мимо которых она пока проедет.

Льюис ещё немного постояла у начала аллеи, сунув подмерзающие руки в карманы пальто и любуясь на неожиданно элегантное, по-английски гордое здание главного корпуса. Определенно, британцы в смысле архитектуры чертогов знаний вели с позорным для американских коллег счётом. Колледж, в который ходила сама Дарси, мог похвастаться одним нобелевским лауреатом, отличным теннисным кортом и действительно потрясающим кассиром в кофейне на углу, но он однозначно не был похож на внебрачного сына католического собора и загородной резиденции какого-нибудь герцога.

Впрочем, девушка вздернула нос повыше и уверено зашагала вперёд, за кассира она была готова многое простить.

***

Когда Дарси добралась до главного входа, энтузиазма у неё поубавилось – зима в Лондоне была холодной, и в пути по красивой, обрамленной деревьями и расчерченной солнечным светом аллее девушка начала замерзать. Изо рта вырывались облачка пара, навевая тоскливые воспоминания о коротком (но благостном) периоде курения на втором курсе. Девушка выдохнула посильнее, следя, как пар переливается на солнце и медленно рассеивается.

Апологеты здорового образа жизни могут идти к черту, ей явно нужно заглянуть в табачный киоск на пути домой. В конце концов, примеров с возобладанием силы духа в условиях самопроизвольного возникновения рун на ногах в их брошюрах о вреде курения не было.

Руна, кстати, теперь не ныла, а нещадно чесалась, словно нога под гипсом. А когда массивные дубовые двери легко подались, и Дарси оказалась в толпе студентов, словно хлынувших разом изо всех аудиторий, в лодыжке снова начало колоть. Так что Льюис прибавила шагу и поспешила к широкой лестнице – ещё один шедевр архитектуры в одной конкретно взятой точке Лондона. Там, в кабинете меж редакцией студгазеты и чуланом со швабрами Джейн клятвенно обещала ей встречу с профессором Дарси-говорю-тебе-он-лучший-в-рунах Фелом, к которому уже обращалась сама. По её словам, он единственный смог адекватно перевести знаки, остававшиеся в местах, где открывался радужный мост. Вся встреча целиком вызвала у девушки здоровый скепсис – ей, откровенно говоря, не казалось, что как-то филолог, будь он хоть трижды лучшим на всех континентах, может помочь с двигавшейся руной.

Да и, если честно, было страшно. Как перед приёмом у врача, когда у Дарси вечно начинали противно дрожать руки и сводило живот. До тех пор, пока она не слышала диагноза, она могла с чистой совестью быть уверенной, что её зубы здоровы, спина пряма, а нога совсем не сломана, нет-нет. И вот теперь, стоя перед закрытой дверью, в непрозрачном, словно измятом, окошке которой можно было углядеть склонившийся над столом силуэт, Льюис всерьёз подумывала развернуться и пойти прочь. Так ли уж она хотела знать, что означают руны? Может, просто немного хорошей пудры на ногу…

- О, простите, - дверь открылась, и на Дарси едва не налетел мужчина. – Вы ко мне? – рыжие брови удивленно поползли вверх.

Льюис попыталась привести сбившееся от неожиданности дыхание в порядок. Мужчина терпеливо ждал, замерев в дверном проходе.

- Я к профессору Фелу.

Мужчина исключительно очаровательно покраснел.

- О, это я. Феликс Иан Фел, - улыбнулся, приглашающее отходя вглубь кабинета и освобождая путь.

Дарси прошла следом, с любопытством разглядывая новоявленного профессора – молодой, жизнерадостно рыжий и смущенно теребящий зажатый в руках пиджак, он вызывал умиление, но никак не уважение к ученой степени. Льюис засомневалась в пропетых ему Джейн дифирамбах.

Профессор словно прочитал её мысли и нахмурился. Аккуратно повесил пиджак на стул и приосанился, прибавив в росте. В это время Дарси с любопытством осматривалась – кабинет до нелепого соответствовала ожиданиям – заваленный книгами и несметными бумагами, с картами по стенам и огромной старомодной доской под мел, сейчас вымытой и пустой.

- Итак, я к вашим услугам. Слушаю, - он чуть наклонился вперёд, всем видом показывая, что готов получить новую информацию

- Я Дарси Льюис. Вам должна была позвонить Джейн Фостер, - Дарси кашлянула. – То есть профессор Фостер.

- О, да, точно, - мужчина расслаблено рассмеялся. – Вы простите, я уж было подумал, вы пришли пересдавать хвост. Студенты совсем не… о, да ладно, - он махнул рукой и снова улыбнулся. – Так зачем я вам?

- Джейн, профессор Фостер, сказала, что вы делали для неё переводы.

- Верно, - кивнул Фел, сразу снова становясь серьёзным. Интересно, что же он такого перевёл Джейн, что весь подобрался от одного упоминания?

- Во-от. Ей очень понравилось, кстати. Говорит, вы филологический гений.

Фел смущенно покраснел, но смолчал, стойко снося комплименты. Англичане, едва не возвела очи горе Дарси. Хотя учёные обычно любят профессиональные комплименты, вдруг подумалось ей. Да и выглядел мужчина как-то совсем уж не попрофессорски.

- Вы, конечно, простите за бестактность, но не слишком ли вы молодой? Для профессора.

Мужчина засемафорил красными ушами и гордо вздёрнул подбородок вверх.

- Смею вас заверить, я весьма квалифицированный лингвист, проходил практику в Упсале, где изучал древнеисландский, провел два года полевых исследований диалектов народов…

- Ок, я поняла, док, вы крутой, - Дарси подняла руки, сдаваясь.

Фел надулся, что весьма забавно смотрелось на его добродушном лице, и сложил руки на груди. Льюис обдумывала, с какого края зайти, чтобы не выглядеть со своей просьбой слишком уж странно. На ум ничего не шло – не каждый день у неё на теле возникали руны, не смываемые ни водой, ни ацетоном, ни спиртом. На той фазе, где Дарси предложила потереть антикоррозийной щеткой, которой когда-то отскребала ржавчину с рамы велосипеда, Джейн отправила Тора за алкоголем. Уже позже, замотав бедную ногу и постепенно мимикрируя в диван, Дарси и Джейн сошлись на том, что медовуха была если и не асгардской, то уж точно божественной. Тор довольно ухмылялся в светлые усы.

– Мне тоже нужно, чтобы вы кое-что перевели, - Льюис решила начать с легкого. Как там говорят, двигаться детскими шажками?

Феликс Иан Фел дулся и только молча сверкал глазами, пока она собиралась с мыслями, чтобы закончить-таки просьбу.

- В общем, - Льюис посмотрела на него, прямого, чуть вытянутого вперёд, с всё ещё лениво сходящим румянцем. Вдруг ей стало смешно – в конце концов, меньшей из её проблем будет показаться молодому профессору какого-то британского университета немного умалишенной. – Вот, - на манер заправского ковбоя, поставила правую ногу на ближайший стул.

Под недоуменным взглядом профессора она закатала джинсы, открывая узор. С неприязнью и страхом она заметила, что орнамент снова изменился, вытянулся, став похожим на овал или ромб. Руны, черными змеями сплетясь на лодыжке, разбежались к самым его краям, бледнея в центре. Слишком яркие для татуировки, они казались Дарси живыми.

- О, - только и сказал Фел. Наметанным жестом выхватил из нагрудного кармана очки, одновременно нагибаясь к ноге, надевая их и убирая вьющиеся, падающие на глаза рыжие волосы за уши. – О, - повторил он тихо и с таким придыханием, что на ноге, всего в паре дюймов от его лица, пошла гусиная кожа.

«О», очевидно, было его любим возгласом, междометием и гласной одновременно.

- Очень интересно. Полагаю, рисунок не ваш? Вы его где-то увидели?

- Нет, не мой, - Дарси старалась смотреть в сторону, как всегда делала, когда приходилось сдавать кровь. – И я его раньше не видела. Мы с Джейн внимательно просмотрели ваши старые записи по меткам на земле – похоже, но не точно, - отчиталась она потрепанному глобусу на комоде.

- Разумеется. Знакомо, но вот эти символы я не знаю. И эти. А вот этот знак я встречал в совсем другом контексте. Вы позволите? - он разогнулся и потянулся к столу за калькой.

Льюис кивнула. Профессор приложил к её ноге тонкую бумагу и аккуратно, медленно и точно, перерисовал орнамент. Дарси ждала, замерев и стараясь не думать о том, как щекотно скользит карандаш по коже.

Довольный своей работой, профессор поднёс листок к свету, затем сверил с рунами на ноге и насупился. Удостоил листочек полным ненависти взглядом. Льюис грустно улыбнулась.

- Да, они меняются. В этом-то вся штука.

- О, - только и сказал Фел. Потом снова поглядел на рисунок в своих руках, уже с большей приязнью.

Льюис тем временем внимательно смотрела на мужчину – он не казался удивленным идеей движущихся татуировок. По-крайней мере, надлежаще удивленным. Джейн не сказала, на разглашение какой части информации выдал разрешение Щ.И.Т. в их прошлые встречи, и теперь Дарси было любопытно, что именно и сколько профессор знал.

– И часто это происходит?

- Без понятия, - по выпученным голубым глазам было понятно, что она сказала что-то не то. – В смысле, я же к вам шла, верно? Не могла же я всё время пялиться на ногу?

Скептический взгляд профессора намекал, что могла бы и попялиться немного, ради науки.

- Ну да ладно, - всплеснул Фел руками. – Давайте попробуем снять на камеру и посмотреть в динамике.

- Давайте, - без особой радости отозвалась девушка.

Спустя один час, два фотоаппарата, два телефона и одну видеокамеру, бесстыдно украденную из кабинета редакции студгазеты, Фел и Льюис устало опустились на стулья. Узор не фотографировался, не снимался на камеру и даже не отображался на дисплее как следует. На всех снимках было размазанное пятно.

- Странно, - заключил профессор.

- Хренотень какая-то, - подвела итог Дарси.

Тонкие пальцы уже тянулись за калькой.


***

Когда они закончили, уже стемнело. Профессор набрал себе целый ворох бумаги, полный разных форм орнамента, и пообещал, что будет хоть всю ночь не спать, но разберётся. Дарси о таких жертвах не просила, но он был неумолим.

- Понимаете, это потрясающе. Древнеисландский, но какой-то не такой. Потрясающе! - он взмахнул руками, чуть не сбив со своего носа очки. – Я вам даже перевод вот так сразу не скажу, даже примерный. А такого со мной не случалось давно, - он на мгновение сменил тон, удивив, кажется, самого себя, и тут же тихонько рассмеялся.

Дарси его радости не разделяла.

- Знаете, док, большинство людей сказали бы, что долбанная колдография – вот что потрясающе. Но вы правы, филологические горизонты волнуют воображение, - она сардонически улыбнулась.

Фел не уловил иронии и согласно кивнул.

- А что такое колдография?

- Вы серьёзно? Это из Гарри Поттера.

- Мистер Гарри Поттер? Боюсь, не слышал о нём.

- Да ладно вам! – воскликнула Дарси, повисая на его локте. – Я завтра принесу книгу, обязательно.

- Так вы придёте, - Фел довольно улыбнулся.

- Ради Гарри Поттера? А то, - её губы сами собой расплылись в улыбке.

Фел пожал её руку:

- Ну вот и славно. Давайте я вас провожу, уже поздно.


***

Они шли молча. Тишина была не из тех приятных молчаний, что повисает между закадычными друзьями, но и не тяготила. Фел думал о чём-то своём, а Дарси старательно смотрела по сторонам, пытаясь отвлечься от противного предчувствия грядущих неприятностей.

- У вас холодные зимы, - сказала она ни с того, ни с сего. Фел резко встрепенулся и с удивлением посмотрел на неё – совсем забыл, что идёт не один.

- О, верно, - он коснулся пальцами переносицы, собирая разбежавшиеся мысли. – Да, точно. Это всё из-за влажности.

- Правда?

- Дело не в низких температурах, а во влажности воздуха. Лондон – город сырой, даже мокрый, влажность воздуха высокая. Мельчайшие частички воды леденеют, наша кожа с ними контактирует, и из-за этого-то и кажется, что холодно. Сам по себе мороз не так кусается.

- Думаю, если уж холодно, то холодно, - философски заметила Дарси. – И сухость тут не поможет.

- А вот тут вы не правы, - улыбнулся Фел. – Я однажды был в очень холодной точке – с экспедицией, исследовали диалекты. Зимой в той местности столбик термометра падал ниже минус пятидесяти.

- Нифига себе, - Дарси удивленно распахнула глаза.

- Мы вышли на улицу, в первый день, и дыхание тут же спёрло, а вскоре побелели ресницы. Холод сначала схватил так сильно, что я думал тотчас уехать, но потом понял, что всё не так уж и плохо. - Воздух был сухой, и мороз не колол кожу так, как бывает в Лондоне. По большому счёту, я больше боялся замёрзнуть, чем действительно мёрз, - он снова расплылся в широкой, приветливой улыбке.

Уже вечером, лежа в своей кровати и медленно, но верно засыпая, Дарси подумала о его словах. Она никогда не знала такого холода, и ей с трудом верилось в объяснение Фела о влажности.

***
На следующее утро Льюис встретилась с профессором куда раньше, чем собиралась – он сидел на ступеньках её подъезда, закутанный в длиннющий шарф. Заметив, что она выходит, Фел вскочил на ноги, разглаживая складки на одежде руками в забавных варежках.

- Мисс Льюис! – улыбнулся он. – Извините, что немного внезапно, но я не мог ждать вас у себя, хотел рассказать всё как можно быстрее.

Дарси ошалело кивнула, всё ещё не до конца проснувшись. Она-то рассчитывала выпить чашечку кофе, позавтракать где-нибудь, и только потом наведаться в университет. Профессор будто прочёл её мысли:

- Может, зайдем к Анджело, ниже по улице?

Дарси закатила глаза – неуёмно обаятельный профессор успел узнать имя хозяина кофейни за одну ночь – ей самой тот не подавался неделями, принося божественно вкусные завтраки с мрачным молчанием.

- Там чудесный кофе, я вчера заказывал, когда шёл от вас.

- Профессор, возможно, вы и в правду гений.

Фел склонил голову в театральном поклоне:

- К вашим услугам, - и рассмеялся. – Вы можете за это перестать звать меня «док»?

- Не дождётесь.



- Итак, что вы выяснили? - спросила Дарси, когда омлет с беконом был позади, а аромат кофе приятно будоражил обоняние.

- Немного. Я всё ночь искал некоторые символы, поднял свои архивы, но что-то так и осталось для меня загадкой. Это так свежо, - его глаза за стёклами очков блеснули.

- Свежо?

- Не знать. Люблю иногда чего-то не знать, открывает новые горизонты.

Дарси криво усмехнулась:

- Рада, что доставила вам такое редкое удовольствие, но меня это как-то не греет.

- Верно. Извините, это было бестактно, - Фел словно спал с лица. По-крайней мере, его черты перестали казаться такими заострёнными, как секунду назад. – В общем, я как следует покопался в том, что наработал в экспедициях, что-то додумал из контекста…

- К делу, док.

- Руны на вашей ноге повторяются по кругу, и, постойте-ке, - он нырнул под стол, за портфелем.

Дарси меланхолично пила кофе, пока он тасовал на столешнице листы кальки, складывая их в квадраты по четыре.

- Вот, вот так, - наконец, он удовлетворенно остановился. – Видите, я не перевёл сразу, потому что одно отображение – это не руна, а всего лишь её часть, - указал на ближайший к себе квадрат – узор сплетался в один большой, полный маленьких вензелей и деталей. - Если смотреть на них в целом, то получится что-то вроде череды повторяющихся на разный лад слов с одним и тем же смыслом. Защита.

- Прошу прощения?

- Защита. Ну, так или иначе. Все эти руны означают или защиту, или ограждение, или оберег. Но вот что интересно, - он выпрямился и посмотрел Дарси в глаза. - Я бы сказал, что это одно и то же слово, сказанное на множестве диалектов. Я даже рискну предположить, что те, что я не смог перевести, значат то же самое, просто мне не известна эта письменность. Будто что-то на вашей ноге транслирует слово «защита» на всех доступных ему языках. Вы хотите что-нибудь рассказать мне, мисс Льюис? – Фел мягко наклонился вперёд, его голос звучал непривычно мягко, бархатно. – Что угодно, что покажется вам важным.

Дарси нервно сглотнула. Впервые за всё время знакомства мужчина напротив казался ей опасным. Замерший, готовый выслушать всё, что она скажет, он походил на застывшую перед броском змею.

- Нет, - она покачала головой. – Ничего не приходит на ум, док.

- Вы уверены? – глаза за стёклами очков сверкнули.

- Ага.

- Ну ладно, - он отклонился назад и рассмеялся. – Вы весьма загадочная девушка, мисс Льюис.

«Уж кто бы говорил», - подумала Дарси.

- Так где моя книга?

- Что? – девушка заморгала от резкой смены темы.

- Гарри Поттер. Вы обещали.

- Точно. Держите, - она протянула ему через стол книгу.

- Спасибо.

Он обаятельно улыбнулся, и Дарси ухмыльнулась в ответ. Напряжённость, возникшая между ними, спала.

***

Феликс Иан Фел немного постоял на залитой утренним солнцем улице. Мисс Льюис неторопливо шла к своему дому, и каждый раз, когда она оглядывалась, Фел исправно махал, улыбаясь. Наконец, она свернула за угол.

Мужчина устало потёр лицо, сбив с носа очки в тонкой золотой оправе. Они полетели вниз и сверкнули зелёным, едва соприкоснувшись с мостовой. Мужчина не обратил на это внимания, потянулся и помотал головой, словно собака, вылезшая из воды. С самой рыжей макушки стремительно вниз начала осыпаться иллюзия. Волосы стали длиннее и потемнели, на фоне побледневшей кожи глаза засияли ярче. По-хорошему, надо было бы оставить прежний аккуратный костюм, но за сутки он успел прикипеть, как, бывает, прирастают друг к другу ржавчиной детали старого автомобиля. Классическое пальто пошло волнами и чуть укоротилось, став коричневой замшевой курткой. Рубашка раскрасилась в клеточку, а брюки плотнее сели, превращаясь в джинсы. Так-то лучше. Локи ещё раз чуть вздрогнул, и в руке появился элегантный чёрный зонт-трость. Он крутанул его пару раз, примериваясь, и пошёл в противоположную от дома Дарси сторону.

Хотелось спать и нормальной асгардской еды.


Звук:

Прослушать или скачать Jazz Chillout Tainted love бесплатно на Простоплеер

Прослушать или скачать Jazz Chillout Sweet Dreams бесплатно на Простоплеер
[3. Чистый лист].


Локи растянулся поперёк своей во всех смыслах безбожно широкой кровати и уставился в потолок. С одной стороны, дел было невпроворот: нужно было разобраться с загадочной смертной, у которой вполне посредственная нога вдруг превратилась в уникальный ретранслятор, с непонятными рунами, которые он так и не перевёл, с планом мирового господства, наконец, который из-за неразберихи был отложен в дальний ящик. С другой же - невыносимо хотелось спать.

Что-то было в мидгардском воздухе, или в их воде, или в дорогих пуховых перинах, что заставляло его хотеть есть трижды в день, валиться с ног после всего тридцати часов бодрствования и весьма раздражающе желать плотских наслаждений после каждого пробуждения.

Локи стиснул зубы, сверля взглядом изящную лепнину наверху. Ладно, он справится, выдержит ещё немного в этом ужасном мидгардском постоялом дворе с нелепым называнием «Савой», он же бог, в конце концов. Глаза слипались, мысли текли всё медленней, и Локи решил, что непременно подумает о загадочной мисс Льюис и уж обязательно поработит мир, но чуть позже.

С тем и заснул.


***
Мисс Дарси Льюис, в отличие от мистера Локи Лафейсона, ночью сладко спала и теперь, скорее по привычке, чем по необходимости, заваривала себе кофе. В голове была странная лёгкость, почти звенящая ясность - впервые с того злополучного вечера, когда Дарси угораздило налететь на монстра. Да и вышло-то всё нелепо – она задержалась в библиотеке допоздна, потом ещё зашла за булочкой в любимую кондитерскую, там заболталась с прелестным пекарем и сама не заметила, как перевалило за полночь. Она уже подходила к машине, уже чувствовала, как растает на кубах глазурь с кекса в пакете, стоит ей только добраться до него дома. В библиотеке удалось плодотворно поработать, и Дарси ощущала приятную усталость, идя по морозной улице к парковке. Мороз её и спас – она оскользнулась на покрывшемся тоненькой корочкой льда асфальте и с размаху рухнула вниз, только и успев, что взмахнуть зажатыми в руке ключами. Удар спиной о промерзший тротуар выбил весь воздух из лёгких, из зажмуренных от страха глаз брызнули слёзы. Ключи в руке, которой она проехалась по асфальту, распороли перчатку и с силой врезались в кожу.

Дарси, буквально чувствуя, как наливается огромный синяк, собиралась было потихоньку подниматься, как вдруг...

Кап.

- Что за? – она посмотрела наверх, туда, откуда только что прямо ей на грудь упало что-то противно-склизкое и вонючие.

Кап.

Невозмутимо капнула слюна изо рта огромного, тёмно-серого существа, замершего над Дарси. У животного были маленькие для такой большой головы глаза, которые подслеповато щурились. За его спиной гулял массивный хвост, задевающий на левом конце амплитуды стену дома – кирпич каждый раз осыпался с неё, словно песок.

Дарси замерла, во все глаза уставившись на животное и пытаясь не дышать. Оно явно не видело её в тусклом свете стоящего вдалеке фонаря. Льюис сообразила, что могла упасть как раз перед тем, как оно подобралось близко, и теперь монстр пытался понять, куда же она делась.

Задачка была не из сложных даже для него, так что Дарси судорожно пыталась понять, как ей выбраться. Как раз между ней и машиной стал монстр, обежать его по дуге смысла не было и пытаться. Она поискала вокруг себя хоть какое-нибудь подспорье, но помощи ждать было неоткуда.

Ей точно нужен свой летающий молот, специально для таких случаев, - с тоской подумала Дарси.

Что делать? Чтобы сделала в такой ситуации Джейн? Что вообще делать в таких ситуациях?

Животное, тем временем, втянуло воздух кожистыми ноздрями и повернуло голову вправо – туда, где на проезжей части одиноко лежал смятый пакет с булочкой. Принюхалось ещё и, опустившись на полусогнутые лапы, начало подкрадываться к пакету, отвернувшись от Дарси.

Сейчас, решила она и, вскочив с неожиданной прытью, сорвалась с места. Животное тут же подняло уши, реагируя на звук шагов, и в один прыжок нагнало её. Дарси метнулась к зданию рядом, с приоткрытой парадной дверью.

Хвала безответственным работникам!

Она побежала, перепрыгивая через ступеньки, наверх, вздрогнув, когда за её спиной с грохотом рухнула часть стены вокруг дверного проёма.

Выше, выше, подгоняла себя Дарси, не понимая, куда именно «выше» она бежит. Наконец, лестница закончилась, перед ней оказалась тяжёлая дверь выхода на крышу. Дарси всем телом навалилась на неё, открывая, и едва не упала, когда дверь подалась.

На крыше было пусто, если не считать пары антенн – Дарси попыталась отодрать одну от пола, чтобы использовать, как штык, но болты плотно удерживали металл.

Дверь снесло так, что Дарси едва успела отскочить, и на крышу выпрыгнул монстр. Отступать было больше некуда.

Льюис потерла лоб, прогоняя воспоминания. Она не знала, что было более странным – то, что случилось до того, как она решила спрыгнуть вниз, или после. Она поведала Джейн весьма отретушированную историю того вечера, упомянув только, что упала. Ей бы и хотелось рассказать обо всём, включая странного любителя ночного ремонта антенн, но, верно, от переизбытка адреналина, она даже не запомнила, как следует, его лица. То он казался ей блондином, то она была уверена, что хмурил он весьма черные брови. Он был вроде бы невысоким, но Дарси помнила, как глядела на него снизу вверх. Одет в куртку и, всё же, во что-то длинное.

Дарси запомнились тонкие пальцы и острые черты, холод и одиночество ночной крыши.

Откровенно говоря, она до сих пор не была уверена, что же из всего случившегося было правдой, уж слишком нелепым казался человек, решивший среди ночи починить антенну именно на той крыше. А был ли мальчик, хмыкнула она.

Дарси налила кофе в любимую кружку (с фотографией агента Коулсона в шлеме с рогами, незаконно сделанной на вечеринке в Нью-Йорке Тони Старком и потом милостиво разосланной по внутренней сети Щ.И.Т.). Над кружкой поднимались завитки пара, а стенки чуть запотели - гениальный Тони Старк обещал, что подарит ей скоро такую, на которой от тепла нарисованный Коулсон будет оставаться только в шлеме и трусах в сердечки.

Мир, улыбнулась себе Дарси, был последнее время безумней обычного. Возможно, ей просто привиделся тот монстр.

Она не успела сделать и глотка, как в ноге снова закололо.

- Да твою ж мать, - она поставила кружку на стол и опустилась на одно колено, закатывая штанину джинсов. – Пусть в этот раз это будет что-нибудь крутое.

Строго говоря, так и было. Руна на ноге весьма круто… исчезла.

- Ну твою же мать, - по слогам проговорила Дарси, тупо пялясь на белую кожу лодыжки.

Коснулась пальцами того места, где только что была руна, и тут же…

- Ай!

…инстинктивно отдернула – ударило статическим электричеством. Дарси подняла руку поближе к лицу, разглядывая подушечки пальцев – они блестели от пота. Восхитительно, только не говорите, что на смену татуировкам пришёл гипергидроз. Дарси хихикнула, и сама испугалась, насколько истерическим вышел смешок. Вот только с ума сойти не хватало.

- Джейн!

Из глубины квартиры раздались шум и невнятное бормотание.

- Джейн! – снова позвала Дарси, поднимаясь с пола. Ей вдруг стало очень жарко.

- Иду, - послышалось из недр коридора. – Ты чего кричишь? – удивленно спросила Джейн, войдя на кухню.

- Она исчезла. Руна.

- Что? – непонимающе переспросила Фостер. – Ты о чём?

- О той большой штуке у меня на… - Дарси наклонила голову, вглядываясь в лицо подруги. – Ты не понимаешь, о чём я говорю, да?

- Если честно, то нет, - Джейн нахмурилась и подошла поближе. – Что-то случилось?

Льюис глубоко вдохнула и медленно выдохнула, отчаянно соображая. Она совсем, совсем не понимала, что происходит, и от этого ей было жутко страшно. И жарко. Она оттянула ворот футболки и провела рукой по шее, чувствуя, как на ладони оседают капельки пота.

- А, забудь. Просто думала, что оставила один рисунок здесь, но, видимо, он лежит где-то в другом месте.

Джейн посмотрела на неё с сомнением:

- Какой рисунок?

- Да мелочь, - Дарси махнула рукой и улыбнулась. – Кое-что для статьи. Извини, что отвлекла, - интересно, если она будет улыбаться ещё жизнерадостней, челюсть сведёт?

- Ну как знаешь. Зови, если что, - Джейн бросила на неё ещё один беспокойный взгляд и вышла из кухни.

Дарси устало облокотилась о стол, пытаясь привести в порядок мысли. Затем, вспомнив кое о чём, подошла к панели кондиционера. Табло высвечивало двадцать градусов. Девушка нахмурилась – воздух был явно горячее.

***

Локи проснулся в шестом часу вечера, отдохнувший и бодрый. Смертная оболочка отзывалась на отдых с благодарностью каждой бренной клеточкой. Локи позволил себе немного понежиться под мягким одеялом, затем выпростал наружу конечности и сладко потянулся.

Жить было хорошо. Даже так, в Мидгарде, где всё стояло на голове и порядку было чуть, жить, а тем более жить свободно, было удивительно сладостно.

На этой миролюбивой волне Локи поднялся, закутался в шёлковый китайский халат и прошлёпал босиком в душ, предварительно попросив поднять ему в номер ланч.

Наконец, полный энтузиазма после сна и банных процедур, Локи легко подхватил чашку кофе и вновь уселся за руны.

Руны были странными, и он не наврал Дарси, когда сказал, что ему нравилось иногда чего-то не знать. Не слишком часто и не слишком долго, но всё же иногда это чувство приносило ему удовольствие – похоже на предвкушение перед тем, как открыть новую книгу, ступить на новую землю, откусить от невиданного раньше мороженого. Приятно. Так что Локи отхлебнул немного мидгардского кофе и приступил.

Ну, то есть как «приступил». Собрался уже было, но ничего не вышло. Локи в недоумении смотрел на листы кальки, покрытые ровным слоем серого порошка. Он провёл пальцем по бумаге, растирая порошок и оставляя ровный след, затем поднёс руку к глазам, разглядывая. Графитовая крошка. Даже лизнул, на всякий случай – действительно графитовая крошка, самая обыкновенная и посредственная, какую только можно придумать.

Локи поднял один из листков кальки, и с него осыпался вниз порошок, оставляя девственно чистую бумагу.

- Что за Йотун? - пробормотал под нос Локи, наклоняя лист и внимательно рассматривая на свет – ни оттиска от карандаша, ни углубления, в котором бы задержался графит.

Как будто на этой кальке никогда и не писали.

Он тщательно проверил каждый лист – больше из упрямства, чем из реальной надежды что-то найти. Ни следа. Но ведь он сам вчера на ней рисовал – если бы это был кто-то другой, можно было бы заподозрить магию, или подлог, или локальный эпизод галлюцинаций, но в себе Локи был уверен.

- И никаких остаточных квантовых следов, - протянул он задумчиво, откидываясь на спинку стула.

Локи, по его собственному признанию, любил иногда чего-то не знать. Но не настолько же, право-слово.

Он посмотрел ещё немного на ворох бумаги перед собой, потёр пальцы, испачканные карандашом. Наконец, решив что-то, кивнул сам себе и потянулся к телефону.

- Телефон Дарси Льюис, Джейн Фостер слушает, - приветливо сказали на другом конце провода, и Локи чертыхнулся – разумеется, про себя. Вслух же ответил:

- Привет, я Лео, нашёл на остановке бумажник некой Дарси Льюис, в нём была визитка с этим номером. Можно её услышать? – попросил Локи с ярким манчестерским акцентом

- Боюсь, что нет, - Джейн смущенно пояснила. – Она забыла телефон дома.

- Похоже, мисс Льюис та ещё растеряха, верно? – хохотнул он. – Послушайте, мэм, мне завтра уезжать, как бы мне отдать ей бумажник?

- Можете занести его ко мне.

- Э-нет, так не пойдёт. Откуда мне знать, что эта мисс Льюис не забыла где-то свой телефон, а вы его нашли и теперь хотите захапать ещё и денежки.

В трубку гневно задышали.

- Я её соседка, Джейн Фостер. Зачем бы мне представляться, если бы я была воровкой?!

- Так может, это и не ваше имя вовсе.

- Параноик. Вы…

- Эй, да не кипятитесь, дамочка. Если вы соседка, то знаете, куда она пошла – верно? Скажите мне, я её перехвачу и закину бумажник. Всего делов.

На том конце провода Джейн засомневалась.

- Дамочка, вы там живы вообще? У меня, между прочим, звонки не бесплатные.

- Паб «Бернард», на Мерилибон, - наконец, решилась Джейн. В конце концов, это же не адрес дома, а в пабе полно народу.

- И часа не прошло, - ухмыльнулся Локи. – Бывайте, - и повесил трубку, не дожидаясь ответного прощания.

Он передёрнул плечами, сбрасывая иллюзию краснощёкого, усатого манчестерца. Иногда, когда он особо не следил, визуальные обманки возникали сами собой, как, бывает, слова в минуты подъёма легко срываются с языка. Локи поднялся, неспешно оделся и замер перед зеркалом, размышляя. Нужно было выбрать правильную тактику.

***

Дарси Льюис целенаправленно напивалась. По большому счёту, решила она, хуже уже не будет. Уж точно не от пары порций виски с колой, которые так приятно согревали тело.

Конечно, спроси её кто-нибудь ещё неделю назад, она бы сказала, что алкоголь – не решение всех проблем. Вообще, никаких проблем, если подумать, кроме тех, что возникают из-за запрета провоза спиртного в багаже. Но алкоголь явно не помогает в случае внезапного приступа бреда у одной конкретно взятой аспирантки, нет. В таких ситуациях толку от виски не будет, сказала бы Дарси.

Но неделю назад она и не была на месте этой аспирантки.

Так что теперь она сидела за барной стойкой постепенно оживающего паба и любовалась на собственное отражение в зеркале. Это было реальным, верно? То, как она оделась, прошла по промёрзшей улице до Гайд-парка и заглянула в любимый паб. Дарси уже не была уверена. Она повертела стакан в руках, чувствуя, как запотевшие ото льда стенки приятно холодят кожу. Холод был настоящим.

Это было хорошо – чувствовать уверенность в реальности происходящего.

- Привет, - присевший за соседний стул парень улыбался, в то время как взгляд скользил по её телу. – Две порции того, что заказывала девушка, - он улыбнулся ещё обворожительней. Лампа в углу стойки отбрасывала на его лицо неровный свет, делая его похожим гипсовые статуи, которые Дарси когда-то видела в музее.

- Привет, - губы сами собой растянулись в ответ. Незнакомец просиял.

Светловолосый и кудрявый, парень походил одновременно и на топ-модель, и на золотистого ретривера.

Что ж, решили на пару Дарси и алкоголь, вот вам ещё один хороший способ почувствовать реальность происходящего.

запись создана: 28.11.2013 в 01:26

@темы: Avengers, Loki, Thor, Фанфики

Комментарии
2013-11-28 в 09:36 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
интересное начало, но уж больно мало ))

2013-11-28 в 10:27 

Несмешной Шут
For Gondor!
Дарси перевела взгляд вниз и увидела, что её руки подняты. И только потом почувствовала, как потные ладони зажимают рот, их которого уже снова рвался крик.
эээ... это как? я не понимаю Оо можно подробнее сцену?

2013-12-08 в 01:31 

Тимбрими
Я раздираема антагонизмом между собою и собой капризным.
интересно, но пока еще рано о чем-то судить

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Marvel Entertainment

главная